Главная
Статьи





04.10.2022


04.10.2022


04.10.2022


04.10.2022


04.10.2022






Материнство и детство в блокадном Ленинграде

16.06.2022

Материнство и детство в блокадном Ленинграде — проблемы материнства и детства, состояние женщин репродуктивного возраста и младенцев в условиях голода из-за оккупации и окружения немецкими захватчиками города в период блокады Ленинграда в Великую Отечественную войну.

История

В начале сентября в городе оставалось более четырёхсот тысяч детей из 2,887 миллионов мирного населения. В июле-сентябре 1941 года эвакуировано из Ленинграда более 400 тысяч человек. По Дороге жизни вывезено более 600 тысяч. С мая по октябрь 1942 года в тыл направлено более 600 тыс. жителей. Выведено из окружения около 500 тысяч человек.

Общее число эвакуированных — 1,7 миллиона человек. Первый блокадный год унёс жизни 675 тыс. горожан. В 1942 году в городе было около 622 тысяч человек, в 1943 году их количество сократилось до 546 тысяч.

Максимальные демографические потери пришлись на 1942 год. Потери от смерти превысили довоенные показатели в 19 раз.

Справка Ленинградского городского отдела актов гражданского состояния о количестве смертей в Ленинграде в 1942 году 4.02.1943 г.

3 % всех потерь — естественная смерть, 16 747 человек погибли от ранений, остальные умерли от голода. Младенческая смертность, пик которой пришёлся на 1942 год, превысил уровень 1940 года в 1,8 раза.

Здоровье женщин репродуктивного возраста резко ухудшилось. По оценке медиков «аменорея военного времени», наблюдавшаяся в блокадный период у 80-90 % ленинградских женщин, стала следствием нарушения жизнедеятельности организма (голод, авитаминоз) и сопутствующего психоэмоционального фактора. В 1942 году женщины страдали атрофией матки, климактерическими неврозами с сопутствующими симптомами (тошнота, головокружения, учащённое сердцебиение), у многих женщин наблюдались депрессивное состояние. Диагноз «аменорея военного времени» наблюдалась зимой 1941—1942 года у 80-85 % женщин репродуктивного возраста, осенью 1942 года процент заболеваний уменьшился до 64 %. Весной 1943 года аменорею диагностировали у 42 % жительниц блокадного города, к весне 1944 года — 16 %, летом — от 6 до 8 %.

Число браков Ленинграде сократилось в шесть раз: в 1940 году сочетались браком 12,6 % горожан, в 1942-м — всего 2 %.

Беби-бум в блокадном Ленинграде

Вопреки всем ожиданиям медиков, в городе, в котором ещё не была операция прорыва блокады, в 1943 году резко увеличилось количество браков — на 13,2 % больше, чем в 1940 году. Количество заключённых браков в 1944 году превысило уровень довоенного Ленинграда на 31 %. Через год произошёл неожиданный всплеск рождаемости — она превысила довоенный уровень на 23,6 %. Жизнеспособность младенцев была стабильной: 1,7—2,1 % мёртворождений (на тысячу родов), в то же время их масса и длина тела оказались сниженными.

По всем медицинским канонам всплеска рождаемости не могло быть, но, по словам блокадного врача М. И. Фролова, «умереть должны были все», а «…они держались, жили вопреки научным расчётам…».

Для беременных и кормящих матерей в Ленинграде был создан специальный Совет по питанию: разрабатывались смеси (более 14 рецептов соевой смеси), изыскивались доступные заменители источников витаминов, вводились дополнительные нормы питания. Детская смертность среди младенцев пошла на убыль уже в 1942 году (кроме алиментарной дистрофии) — 245 случаев, в 1943—142.

При наличии ограниченного режима питания и карточной системы, несущественного улучшения качества жизни, показатели смертности в блокадном Ленинграде стали снижаться в 1943 году: в 1944 году смертность вышла на уровень, более низкий, чем в довоенное время — 17 % и 17,5 % соответственно.

Медики считают, что в осаждённом городе сработали законы психодемографии. Нематериальные явления — открытие узкого коридора для снабжения города в январе 1943 года, победа под Сталинградом и пленение немецкой армии фельдмаршала Паулюса — оказали влияние на общее состояние, вызвали социальный подъём, привнесли в жизнь чувство уверенности.

Практикующие врачи блокадного Ленинграда отмечали снижение аменореи и репродуктивный взрыв как следствие психического состояния женщин. Психосоматический фактор стал потенциалом для «…снижения нервного напряжения и положительными эмоциями в ожидании снятия блокады» — этот факт отмечался многими врачами. По мнению профессора Черноруцкого М. Ф., механизмы развития аменореи 1941—1942 годов определялись, в основном, психоэмоциональными факторами, в которых ведущая роль принадлежала блокаде и окружению города немецкими захватчиками).